tamara_pravdina (tamarapravdina) wrote,
tamara_pravdina
tamarapravdina

Category:

Источники для страхования профессиональной ответственности медиков ищут больше десяти лет



          Врачебные ошибки в России есть. Как есть и пострадавшие от них пациенты. Но в законодательстве РФ «врачебных ошибок» нет. Как нет и норм о страховании ответственности медиков за ошибки. Уже больше десяти лет в стране пытаются принять законы об обязательном страховании ответственности врачей или медучреждений. Правда, такие законопроекты еще не прошли «горнило общественного обсуждения». Не решен даже главный вопрос – на кого ляжет финансовое бремя по возмещению ущерба.

             Российские профильные ведомства не могут предоставить статистику врачебных ошибок, потому что она не ведется в принципе. В документах, которым подчиняется российская система здравоохранения, отсутствует такое понятие, как «врачебная ошибка». Об этом «НГ» сообщили в Федеральном фонде обязательного медстрахования (ФФОМС).

                В фонде напомнили о существовании приказа, в соответствии с которым осуществляется проверка оказываемой пациентам помощи в рамках системы обязательного медстрахования (ОМС). Утвержденные приказом коды «не содержат дефектов под названием «врачебная ошибка» и «врачебная халатность». В самом приказе можно увидеть только перечень различных нарушений, среди которых упоминаются невыполнение, несвоевременное или ненадлежащее выполнение диагностических и лечебных мероприятий, приведшее в том числе к инвалидности или смерти; необоснованное назначение лекарственной терапии; преждевременное прекращение лечения; необоснованная или непрофильная госпитализация и т.п. Теоретически некоторые из этих дефектов можно отнести к «врачебной ошибке».

               Ранее ФФОМС сообщал, что за девять месяцев 2017 года экспертами было рассмотрено более 417 тыс. историй болезни и нарушения были выявлены в 48,5 тыс. случаев. При этом дефекты, которые привели к летальному исходу, имели место примерно в 3,2 тыс. случаев, сообщала со ссылкой на фонд «Российская газета». Эксперты, правда, сомневались в корректности этих данных, считая их сильно заниженными.

              «Современные статистические данные в области медицины показывают, что врачебная ошибка занимает третье место в рейтинге причин летального исхода», – заявил «НГ» доцент Российского экономического университета Максим Соколов. В 2017 году зафиксирован 30-процентный рост числа претензий пациентов из-за действий врачей, сообщил «НГ» начальник управления страхования ответственности компании «Ингосстрах» Дмитрий Шишкин, ссылаясь на данные компании.

               Дискуссии о том, кто несет ответственность за врачебные ошибки, ведутся в России давно. Пять лет назад обсуждался законопроект Минздрава «Об обязательном страховании пациента при оказании медпомощи», который вводил понятие «врачебная ошибка». По нему объектом обязательного страхования должны стать имущественные интересы пациента, связанные с причинением вреда его жизни и здоровью вследствие врачебной ошибки. Под ней понималось действие либо бездействие медорганизации или медработника, повлекшее причинение вреда жизни и здоровью пациента. По проекту страховая выплата для пострадавшего пациента или его семьи должна была составить от 500 тыс. руб. до 2 млн руб. О подготовке законопроекта рассказывал в том числе президент Владимир Путин. По его словам, документ должен был пройти «через горнило общественного обсуждения». Как показывает практика, он через него не прошел.

              Это была не первая попытка законодательно оформить в России обязательное страхование профессиональной ответственности врачей. Как ранее напоминал президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексей Старченко, сначала в 2007 году о соответствующем законопроекте заявлял министр Михаил Зурабов, «но текст документа не был представлен». Затем в 2009-м заявила про законопроект «Об обязательном страховании пациентов» министр Татьяна Голикова. «Главным идеологическим содержанием законопроекта явился абсолютно новаторский подход страховать в обязательном порядке не медицинского работника от дефектов оказания им помощи пациенту, а самого пациента, – пояснял Старченко на сайте Национальной медицинской палаты. – При подходе обязательного страхования пациента источником финансирования может быть только государство или сам потенциальный пациент. Учреждение здравоохранения выпадает из источников финансирования». И как писал Старченко, из-за нежелания государства брать на себя ответственность «этот законопроект был похоронен».

         В 2010-м был представлен другой законопроект – «Об обязательном страховании гражданской ответственности медорганизаций перед пациентами». «В нем главным идейным содержанием является возложение финансовой ответственности на учреждения здравоохранения, таким образом, государство… не участвует финансово в таком страховании, так как не определяет себя источником финансирования. Государство ограничивается исключительно созданием правил страхования», – пояснял Старченко.

             Тот факт, что законопроекты снова и снова не доживали до окончательного принятия, свидетельствует, что между разными участниками, включая государство, так и не появилось консенсуса относительно того, на кого возложить основное финансовое бремя при возмещении ущерба.

              При этом на добровольной основе медицинские учреждения могут страховать свою профессиональную ответственность и сейчас. Правда, как сказал «НГ» Дмитрий Шишкин, «в настоящее время страхование профессиональной ответственности врачей в РФ развито слабо». «По экспертным оценкам, застрахованными являются 3–5% от общего числа лечебно-профилактических учреждений, – говорит эксперт. – Большая часть застрахованных – родильные дома и перинатальные центры, так как они получают значительное число претензий от пациентов».

              Как уточняет юрист HEADS Consulting Анастасия Худякова, «в государственном секторе такая практика практически полностью отсутствует». Вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов поясняет, что в случае страхования ответственности медорганизаций сложно определить источник финансирования, по крайней мере если речь идет о государственном учреждении. «Ведь основные средства государственные медорганизации получают в рамках ОМС. Направление же средств ОМС на компенсацию вреда пациенту невозможно, так как это не только содержит внутренний конфликт, но и противоречит идеологии ОМС», – утверждает Кузнецов.

              «Сегодня система страхования от врачебных ошибок в системе здравоохранения не развита. Она находится на нулевом этапе: сейчас осуществляются робкие попытки говорить об этом, но действий никаких не предпринимается, – поясняет директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. – Важно понимать, что не пациентов мы страхуем, а врачей. При совершении такой ошибки данная компенсация выплачивается пациенту либо ближайшим родственникам. На мой взгляд, выбора другого нет: пока общество само себя не защитит (а это как раз степень защиты профессионального сообщества, которая уже работает во всем мире), мы будем свидетелями громких разбирательств, где на врача будут вешать все грехи».


ИСТОЧНИК


Tags: tamarapravdina, врачебная ошибка, качество медицинской помощи, медицина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo tamarapravdina march 21, 11:00 38
Buy for 20 tokens
12 марта 2019 года в Москве в общественной палате прошел XI Форум «Движение против рака» Форум собрал представителей органов власти, медицинского и страхового сообщества. Они обсудили проблемы реализации федерального проекта по борьбе с онкологическими заболеваниями, финансирование…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →