tamara_pravdina (tamarapravdina) wrote,
tamara_pravdina
tamarapravdina

Category:

Минздрав манипулирует статистическими данными

Фонд независимого мониторинга «Здоровье» вновь заподозрил Минздрав в манипуляции статистическими данными о смертности населения.

Фонд независимого мониторинга «Здоровье» вновь заподозрил Минздрав в манипуляции статистическими данными о смертности населения – на этот раз подозрение экспертов вызвал рост смертности от «старости».

Согласно данным Росстата, которые приводит фонд, в 2016 году «старость» указывалась в качестве причины смерти почти в каждом пятом (19%) случае для людей старше 80 лет. Годом ранее этот показатель составлял 18%. При этом, как отметили эксперты фонда, причина смерти «старость» может указываться только в том случае, если умершему было более 80 лет и в его медицинской документации отсутствовали указания на хронические заболевания, травмы и их последствия, способные вызвать смерть.

В 2016 году умерло более 570 тысяч граждан старше 80 лет, таким образом количество умерших от старости превышает 100 тысяч человек. Странно, что столько пожилых граждан старше 80 лет ничем не болели, ни на что не жаловались, отмечают в фонде. «Или они просто не имели возможности попасть к врачу из-за низкой доступности медицинской помощи?» – задается вопросом директор фонда «Здоровье», член Центрального штаба ОНФ Эдуард Гаврилов.

По его мнению, вполне возможно, что региональные органы управления здравоохранением могут маскировать за диагнозом «старость» другие – истинные – причины смерти, которые «портят» статистику. Он также обратил внимание на данные Росстата, согласно которым в 2016 году на дому умерли 933 тысячи человек, и почти в половине случаев вскрытие не проводилось, то есть точная причина смерти не была установлена. Всего же с 2009 года причина смерти «от старости» стала регистрироваться вдвое чаще (+104%), отметил Гаврилов.

«Смертность от старости – это удобный для отчетов вариант, ведь для неспециалиста она выглядит как что-то вполне естественное и не вызывает лишних вопросов по качеству работы системы здравоохранения», – подчеркнул он.

По его словам, искаженная статистика мешает увидеть истинное положение дел со смертностью от сердечно-сосудистых и иных заболеваний, а также с доступностью медицинской помощи для пожилых людей. «К сожалению, Минздрав России ни в рамках госпрограммы «Развитие здравоохранения», ни в рамках приоритетных проектов не предлагает мероприятия по совершенствованию медпомощи людям старшего возраста, в том числе в первичном звене здравоохранения», – заключил Гаврилов.

В середине сентября 2017 года фонд «Здоровье» уже высказывал подозрения по поводу манипуляции статистикой по смертности населения Минздравом. Как тогда заявил Гаврилов, об этом могут свидетельствовать высокие темпы роста смертности населения от нервных болезней, болезней кожи и некоторых других заболеваний в 2016 году.

До этого, в апреле 2017 года, Гаврилов заявил о том, что регионы «улучшают» статистику смертности от наиболее распространенных заболеваний с помощью показателя смертности «от прочих причин», который растет четвертый год подряд. Ответ Минздрава последовал через несколько недель.

Около трети российских врачей (34%) в ходе опроса, проведенного редакцией сообщества «Врачи РФ», заявили о манипуляциях с посмертными диагнозами в лечебно-профилактических учреждениях.


ИСТОЧНИК

Сбились со счета

Вахтанг Мерабишвили: Из-за административного давления мы дошли до непонятного состояния онкологической статистики

Доработка обещанной нам Национальной стратегии борьбы с онкологическими заболеваниями все время откладывается. Авторов можно понять. Трудно искать черную кошку в темной комнате. Трудно определить национальные приоритеты борьбы с раком, если где-то умерших от него в разы больше, чем заболевших, а где-то онкологические больные превратились в «вечно живых». Ложные цифры и понятия, возникшие из-за административного давления и приписок, не дают нам двигаться дальше. Вахтанг Мерабишвили, руководитель отдела противораковой борьбы НИИ онкологии имени Н.Н.Петрова, руководитель единственного российского онкологического регистра, вошедшего в издание Международного агентства изучения рака «Рак на пяти континентах» (CI5), «проверил на зуб» некоторые из них на семинаре «Современная демография» в Высшей школе экономики.


Итак:
1. Российская государственная статистика в области онкологии достоверна и точна.

Статистика в этой области ведется в нашей стране еще с 1953 года. Первый сборник «Организация противораковой борьбы в СССР», в котором под грифом «Для служебного пользования» были представлены сведения о заболеваемости и смертности в нашей стране от злокачественных новообразований, вышел в 1962 году — почти одновременно с первым томом серии CI5, «Рак на пяти континентах».

Но существует важная деталь. «Ни нашими данными того времени, ни данными первых двух томов «Рака на пяти континентах» я пользоваться не рекомендую, — говорит Мерабишвили. — Это был предварительный опыт набора информации. С тех пор Международное агентство по изучению рака разработало важные международные критерии, чтобы цифры были объективными». Этим критериям наша государственная статистика рака, которую ведет Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена, зачастую не отвечает. «Институт Герцена формирует государственный отчет о состоянии онкологической службы в стране. Вся информация составляется на основе данных, которыми отчитываются административные территории. Но ведь у территориальных органов управления здравоохранением какая задача? Все время улучшать — если не в реальности, то на бумаге. Уменьшить одногодичную летальность, увеличить удельный вес ранних стадий рака и так далее. Существует такое административное давление, что мы дошли до непонятного состояния онкологической статистики в стране».

2. Более 50 процентов всех случаев онкозаболеваний в России сейчас выявляется на ранних стадиях.

«Налицо искажение реальной картины, — считает Мерабишвили. — Некоторые территории указывают даже не 50, а 65 процентов выявления рака на ранних стадиях». Между тем данные, собранные в соответствии с международными критериями, дают совсем другие цифры. Например, в Санкт-Петербурге, не самом последнем субъекте федерации по части диагностики в онкологии, в среднем по городу выявляется лишь 30 процентов случаев рака на ранних стадиях. У мужчин и вовсе 23 процента. «Есть такие локализации, при которых рак практически не выявляется на 1-2 стадиях. Например, рак печени. Но если взять государственный отчет, мы увидим в нем удивительные цифры — некоторые регионы показывают, что процент выявления рака печени на ранних стадиях там достигает 30-40 процентов. Это неправда. Такого просто не может быть». О том, что государственная статистика «не бьется», свидетельствует также сопоставление цифр выявления онкозаболеваний на ранних стадиях и цифр выживаемости больных. Одно не соответствует другому.

3. В России ежегодно выявляется почти 600 тысяч новых случаев рака. Заболеваемость злокачественными новообразованиями составляет 409 случаев на 100 000 населения России.

В реальности эти цифры должны быть больше. В международной статистике существует индекс достоверности учета — специальный показатель, учитывающий соотношение числа умерших от определенного заболевания и количества заболевших. «Этот показатель зависит от многих вещей, — говорит Мерабишвили. — Например, от того, опухоли какой локализации распространены. У злокачественных образований кожи этот индекс должен быть близок к нулю — там большая выживаемость. Средний показатель по разным странам 0,5. Совершенно очевидно, что индекс не может быть больше единицы: количество людей, умерших от болезни, не должно превышать число учтенных больных». Что показывают российские официальные цифры? «По раку печени число умерших превышает число заболевших в 76 регионах. Такая же ситуация в 15 регионах по раку легкого. Причем в ряде случаев разница бывает многократной. Так, в 2015 году в Севастополе число заболевших раком печени среди мужчин оказалось меньше числа умерших от него в 3,5 раза». Но может быть и наоборот. «Три-четыре года назад я увидел, что индекс достоверности учета по Чечне вдруг упал до 0,2, — говорит Мерабишвили. — Оказалось, там перестали регистрировать умерших, хотели сохранить дотации. Правда, сейчас ситуация исправилась».

4. Количество выживших после рака достигло в России 3 миллионов 400 тысяч человек.

Эта цифра внушает серьезные сомнения. «По всей видимости, треть из них — мертвые души, хотя это и выдается за большие успехи онкологии», — говорит Мерабишвили. Причины известны. Кто-то переезжает в другой город, кто-то погибает от причин, не связанных с раком. Кто-то не регистрирует умерших. «К тому же, в 20 регионах России у онкологов нет доступа к базам данных умерших из-за защиты персонализированной информации». В результате количество «вечно живых» онкопациентов нарастает, искажая статистику и заставляя принимать неправильные организационные решения.

Какой выход? «Нужно хотя бы раз в десять лет проводить перепись онкологических больных с пересмотром в архивах первичных документов, — считает Мерабишвили. — Такая работа была проведена нами в Ленинграде в середине 80-х годов. Именно тогда был установлен существенный, в 50 процентов, недоучет детей, у которых обнаруживали злокачественные новообразования».

5. Поставленная Минздравом задача снизить к 2020 году смертность от рака в стране до 194 случаев на 100 тысяч населения — четкий и реалистичный ориентир.

Нет, не так. «У нас есть уникальный график — число заболевших раком на каждом году жизни, — говорит Мерабишвили. — Что мы видим на этой линии? До 35 лет линия идет почти горизонтально. С 35-летного возраста заболеваемость раком начинает расти. Каждый год на 10 процентов. За пятилетие на 50-70. К концу жизни взмывает вверх». Легко догадаться: если в обществе больше стариков, смертность от рака в нем наверняка будет больше. Именно поэтому для сравнения ситуации в разных странах используют стандартизованные показатели смертности — в пересчете на стандартную возрастную структуру населения.

Именно поэтому мало шансов снизить общую смертность от рака в России, где доля пожилого населения растет и в ближайшее время должна еще вырасти. А значит, пора взглянуть в лицо реальности — оставить шапкозакидательство с приписками и постараться подготовить систему здравоохранения к истинным вызовам, которые ей предстоят. Без честной статистики тут не обойтись.


ИСТОЧНИК



Tags: tamarapravdina, Минздрав Рф, медицина, смертность в России, статистика по смертности в РФ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo tamarapravdina march 11, 15:39 48
Buy for 20 tokens
Пациента привезли в больницу с жалобами на боль, но врачи отпустили его домой, решив, что он не нуждается в госпитализации. Пациент скончался. Его дочь обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда. Суды двух инстанций отказали - судмедэкспертиза не установила прямой…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments